image
image

Виктор Пирела: «Если где-то есть соревнование лучше Универсиады в Казани, то я о нем не знаю»

21.07.2013

Персоналии

Виктор Пирела: «Если где-то есть соревнование лучше Универсиады в Казани, то я о нем не знаю»

Команда Венесуэлы по САМБО увезла с Универсиады в Казани бронзовую медаль, которую в копилку сборной своей страны положила Мария Гуэдез. О том, почему венесуэлка пропустила церемонию награждения, благодаря кому самбисты из этой страны сумели попасть на Всемирные студенческие игры, а также откуда у президента Федерации Самбо Венесуэлы Виктора Пирелы страсть к ношению шляп, читайте в эксклюзивном интервью, которое он дал сайту ФИАС.

– Виктор, как вы оцениваете, насколько важно попадание САМБО в программу Универсиады? И действительно ли в Венесуэле пристально следят за всем, что происходит в Казани?

– Для Венесуэлы, также как и для других стран Панамерики, Универсиада имеет огромное значение. К сожалению, из-за экономических сложностей наша страна не смогла отправить всех спортсменов, которые были готовы выступить в Казани. Однако благодаря помощи ФИАС самбисты принимают участие в турнире. Международная Федерация Самбо помогла участию в Универсиаде трех наших самбистов, расходы по участию еще двух наших спортсменов оплатило государство.

– Венесуэла – одна из сильнейших самбистских стран в Панамерике. Перед вами ставились какие-то конкретные задачи на Универсиаду или важно просто участие?

– Конечно, участие очень важно, но также важно показать результат. Потому что если результатов никаких нет, значит, не ведется должная работа. Федерация Самбо Венесуэлы – первая федерация, которая была официально зарегистрирована в Южной Америке. Она признана правительством Венесуэлы, национальным олимпийским комитетом нашей страны. Мы работаем практически во всех штатах Венесуэлы – как с юношами и молодежью, так и со взрослыми. На всех соревнованиях мы неизменно завоевываем медали, вот и с Универсиады везем домой бронзовую медаль. Конечно, хотелось бы положить в копилку нашей страны награду из драгметалла более высокого качества, но это очень сложно. То, чего нам сейчас удалось достичь, итак является очень высоким результатом.

– Мария Гуэдез, завоевавшая «бронзу» Универсиады, не пришла на церемонию награждения…

– Просто в турнире начался перерыв, и мы поехали обедать в деревню Универсиады. При этом не учли графика движения транспорта. Когда мы вернулись на арену, церемония награждения уже началась. Мы видели все происходившее со стороны, но не стали сами вмешиваться в процесс. Позже наша самбистка медаль получила, поэтому все нормально. Конечно, Мария, да и все мы расстроились, ведь каждый спортсмен мечтает побывать на пьедестале, особенно на таком уникальном турнире. Каждый хочется сфотографироваться с медалью, тем более что здесь много прессы. Но что делать – такое случается, и остается только двигаться дальше.

– А какие ощущения у вас и ваших спортсменов от зала, соревнований, от самой Казани?

– Организация просто восхитительна. Если где-то есть соревнование, организованное лучше Универсиады в Казани, то я о нем не знаю. И транспорт, и зал, и питание – все замечательно. Мне удалось пообщаться с представителями студенческих национальных союзов Панамы и Доминиканской республики, которые также в восторге от всего происходящего. Моя цель – помогать развитию САМБО не только в Венесуэле, но и в других странах Панамерики. В Европе очень хорошо организованы федерации САМБО, потому что они практикуют это единоборство уже очень давно. Мы в Америке только начинаем активное развитие САМБО, и у нас есть определенные проблемы. Например, не все федерации еще получили признание в своих странах. Но мы должны решать возникающие вопросы, чтобы развивать САМБО, потому что когда мы все вместе, мы сильнее.

– Виктор, напоследок один не очень серьезный вопрос. Все знают вашу любовь к шляпам. Откуда она у вас?

– Дело в том, что я родился в таком месте в Венесуэле, где все носят шляпы. Когда я был маленький, у моего папы было имение, где он всегда ходил в шляпе. И он всегда говорил, что первое, что надевает мужчина, когда становится мужчиной, это шляпа. Отец надел на меня шляпу, когда мне было 9 лет, и с тех пор я ее почти никогда не снимал. Единственное исключение сделал в университете – там я не носил шляпу, потому что надо мной смеялись. В Казань я привез 4 шляпы – для разных костюмов, а в Венесуэле у меня их более дюжины.

– А какая шляпа самая ценная и любимая?

– Однажды мы вернулись из Чехии, откуда наша сборная привезла три медали. Тогда нас принял у себя Уго Чавес. Конечно же, на том приеме у меня также была шляпа на голове. Уго Чавес снял ее с меня, надел себе на голову и спросил: «Мне идет?». На что я ответил: «Да, конечно, это мой подарок вам». Но он сказал: «Нет, нет, это ваша шляпа!» и вернул ее обратно – надел ее мне на голову. Теперь она лежит у меня дома – это особая шляпа для меня.

Подготовили Александр Соломахин и Надежда Сарсания
www.sambo-fias.org

comments powered by HyperComments
Вход в сеть ФИАС
Уже зарегистрированы на сайте ФИАС?
Пользуетесь социальной сетью?
Использовать свой социальный аккаунт для доступа к сайту ФИАС:

Регистрация